среда, 24 декабря 2014 г.

Нигилизм и идеалы, работа Вольфганга Крауса С 248-249

ставить часто приводимое возражение: искусство - это в первую очередь помеха, введение в заблуждение и критика. Оно всегда было направлено против того, что уже существует, против общепринятых норм и порядка. Всегда ли? Осмысление той деятельности, которая продолжается вот уже пятьдесят тысяч лет и которую мы называем искусством, приводит к другому выводу.

Разумеется, в средние века искусство смущало умы но меньше, чем нам кажется сегодня, когда мы, напри­мер, смотрим на картины Иеронима Босха. Ибо оно было критикой с позиций веры и трансцендентности. Критикой, направленной против алчности, сласто­любия, глупости, подлости, жестокости, бездушия. Но в основном оно было ободрением, подкреплением, ориентиром, изображением примеров из жизни Христа и святых.

Там же, где оно действовало как критика и помеха оно принципиально отличалось от тех произведений искусства, которые начиная с конца XVIII века и по сей день несут в себе заряды агрессии. Позднее эта агрессия была направлена на несовершенную действительность, но одновременно подвергалась злобным нападкам и вся сфера трансцендентного, которая была объявлена иллюзией и обманом. Изменилось направление удара, теперь искусство обратилось против религии, веры и христианства. Политика, социальные идеологии и все шире распространявшиеся анархизм, нигилизм, деструктивность вышли на первый план. Но, имея представление о развитии искусства в течение многих тысячелетий, мы не склонны придавать слишком уж большое значение этому феномену.

Во избежание недоразумения: мне не хотелось бы принципиально отказывать в художественных достоин­ствах даже исключительному отрицанию. Но оно не относится к тому искусству, которое задевает самые глу­бокие струны нашей души. Оно не является частью рас­тущего непосредственно из корней ствола искусства, Оно только боковая ветвь, которая, по всей вероятности, ско­ро высохнет.

Идеал искусства есть преодоление. Преодоление реального, границ индивидуального и одновременно земного. При этом очевидно, что тот, кто создаёт или переживает искусство, сам может следовать за ним только-248-на известном расстоянии. Слова обращенные к Гильгамешу, сохраняют свою правоту:
Гильгамеш, куда ты бежишь?
Жизнь, которую ты ищешь, ты её не найдёшь!
Когда боги создали человечество,
Они взяли жизнь в свои руки.
Эти слова можно понимать и в обратном смысле: они предостерегают от пренебрежения жизнью, от опасности упустить возможное. В искусстве спроецировано и пережито то, что в реальности невозможно построить или осуществить с такой же полнотой и совершенством. Но искусство открывает нам перспективу, помогающую совершить поступки и деяния, которые остаются на реальной почве, но без этой перспективы не были бы совершены. Итак, искусство преображает действитель­ность, изображая ее совершенной, или оно является попыткой заклинания божественного. Часто оно бывает прорывом к тому и другому: изображением совершенного и актом заклинания. И то, и другое обращено к Богу Именно искусство как преодоление показывает нам бла­годаря опыту этого преодоления границы возможного в жизни.


Заключение

«У людей не осталось идеалов» — ежедневные тому примеры мы видим по телевизору, мы слышим об этом по радио, читаем в газетах, узнаем от друзей. «Политики продажны, они способны на все ради карьеры, ради бан­ковского счета, точно так же ведут себя политические партии, для них важно только одно — преимущества в борьбе за власть, а интересы страны у них на последнем месте». Каждому известно из средств массовой инфор­мации, что многие чиновники обогащаются, берут взятки, наживаются на подрядах, которые раздают от имени государства, где у них совесть, где обязательность, где ответственность, самоотвержение — куда подевались идеалы?

Средства массовой информации беспрерывно раскрывают новые скандалы, для того они и существуют, и в - 249 -

================
стр 115-125; стр 126-136; стр 137-143; стр 146-153; стр 154-161; стр 198-201; стр 210-221; стр 222-231; стр 248-249; стр 252-254.