среда, 18 февраля 2015 г.

Украина: жестокость - обратная сторона душевности

Чем больше мил, наивен и душевен народ - тем сильнее и резче проявляется его жестокость - почти также (только без связи с душевностью) строит свои рассуждения Соколов-Митрич (тот, что написал про нетаджикских мальчиков и девочек). Пока я только собирался написать (подтолкнуло к этому публикация Гоблина) Митрич уже развил идею о том, что самые жестокие - это женские драки ("а правда что преступления, совершенные женщинами, они с особой жестокостью") только вот Митрич недоговаривает...

Сначала эту публикацию я хотел озаглавить как "Женщина Россия и Женщина Украина - такие разные" в ней начать рассуждать пользуясь наработками Н.А.Бердяева с его работой, где он (говоря про первую мировую) сравнивает русское с "женским началом", а германское - с мужским. Так вот и Украину тоже можно сравнить с женщиной, но какой-то юной, порывистой и душевной. (Сколько уже не могу найти слова Гоголя об украинском же народе).

"Недостатки суть продолжения наших достоинств" и мне кажется, что развивая дальше душевность - получим жестокость, несоразмерное наказание, "чем больше на месте
преступления кровищи, тем меньше вероятности, что это дело рук профессионала. Человек сильный – хозяин своих эмоций, он применяет насилие исключительно по прагматическим соображениям и никогда не будет размениваться на дешевую, опасную агрессию.(оттуда же - МФ)" ..

Так вот насчет женских драк - это Митрич про мирное население, про добровольческие батальоны "Когда первые колонны украинской бронетехники достигали Донбасса, военные не смели стрелять в людей, командиры брали на себя ответственность и давали приказ сложить оружие./.../Дело сдвинулось с мертвой точки лишь благодаря добровольческим батальонам, сформированным из мирных отморозков, порожденных Майданом."(там же - МФ).

Также Митрич говорит про Югославию

"Когда Стояну было 20 лет, мирные жители под предводительством философа Алии Изетбегович, публициста Франьо Туджмана, психиатра Радована Караджича и прочих гражданских лиц разбили вдребезги Югославию.
Они не имели в виду ничего плохого. Они просто немножко не любили своих соседей по стране, немножко не хотели идти с ними на компромисс и немножко не разбирались в природе насилия. Люди военные знают, что оружие производят с одной-единственной целью – чтобы оно никогда не стреляло в человека. Мирные жители считают иначе."

И всё бы ничего, все бы согласиться с публицистическим запалом журналиста, да вот только писатель - тоже женщина, подвержен эмоциям, вдохновению, импульсивности. Ему также как и остальным диванным воякам надо воодушевится:

"нервная система требует ежедневной дозы благородной ярости, нервной системе вынь да положь привычный цифровой завтрак с серыми трупами и детской кровью." так что тут Митрич не совсем прав, делая навет на мирных жителей, ведь белорусские партизаны - не звери, и ополченцы не звери, а вот те командиры, что бросают своих солдат в аэропорту или в Дебальцево - ШАКАЛЫ. Разве можно им посвящать вот такой панегирик? "Так устроена природа: чем сильнее животное вооружено – рогами, зубами, жалом – тем крепче у него психика. Применение силы – очень рискованный и энергозатратный процесс, к нему надо прибегать по минимуму, только в случае крайней необходимости.
Это понимает хищник, это знает профессиональный военный. Но травоядного мирного жителя природа этим знанием обделила. Он беззаботно скользит по спирали насилия, он легко проходит точку невозврата, а когда дело доходит до драки – легко превращается в беспредельщика, карателя, палача.
Человек сильный почти никогда не испытывает агрессии, он просто не умеет этого делать. Как известно, самые жестокие драки – женские, а большинство убийств – бытовые. Их совершает слабое, опьяненное дурачье. По неосторожности, тяжелым тупым предметом.". Не хватает только прямых цитат из Конрада Лоренца (см. кн. "Агрессия или так называемая жестокость").

Митрича можно понять, он, дабы не развивать тему национализма, не хочет поднимать тему этнопсихологии. А может быть нехватает ему знаний в том. Работу все того же Николая Бердяева о польской душе можно цитировать приводя текст полностью (даже нельзя выхватывать цитаты) настолько верное он пишет, как про Украину все равно:

- "Родственный язык звучит неприятно и кажется порчей собственного языка. В семейной жизни можно наблюдать это отталкивание близких и невозможность понять друг друга. Чужим многое прощают, но своим, близким ничего не хотят простить... И никто не кажется таким чужим и непонятным, как свой, близкий."

- "Польский народ, обнаруживший так мало способностей к государственному строительству, обладающий чертами индивидуалистическими и анархическими, "

- "Польско-русский вопрос ставится и самими поляками и русскими слишком внешне, в плане политическом, и решение его колеблется в зависимости от колебания политических настроений и военных удач."

- "почему польская душа с таким презрением относилась к душе русской? Посему так чужды и так непонятны друг другу эти две славянские души? Внутри славянства произошло столкновение Востока и Запада. Славянский Запад чувствовал себя более цивилизованным, носителем единой европейской культуры. Славянский Восток противополагал Западу свой собственный духовный тип культуры и жизни." - вот оно влияние западенцев на официальный Киев.

Так что сложная история Украины ("сшита" из разных по характеру областей), неспособность к государственному строительству, голоса, что проституция спасет Украину, обилие украинских девушек в сексуальном рабстве (и индустрии) на Западе, особая жестокость в расправах (над МИРНЫМ, а не военным "сословием") - все суть проявления национального характера, этнопсихологии. Я не говорю, что она, эта психология, плохая, но МИРНОЕ НАСЕЛЕНИЕ, как говорит про то Митрич ЗДЕСЬ НИ ПРИ ЧЕМ.

P.S.: совсем иной характер жестокости (иной нежели, чем у добров. бат Азов и Айдар) у казаков из Запорожья, ведь это они (запорожские?) подавляли революционное брожение в Петрограде 1905 и они же убили старшего брата Чапаева (из-за чего тот и перешел в Красную Армию), его, наверно, женской природой не объяснить.

#Бердяев